09:45 

Полосатая Тори
Когда нас не двое, я не умею жить. Когда я одна, меня, кажется, вовсе нет(с)Макс Фрай
Когда умер Горшенев, вся шумиха прошла мимо меня. Я не особо любила киша. И не слишком понимала реакцию всех своих знакомых. Ну умер человек и умер. Ты его не знал, не был с ним знаком, вы не общались. Ну, пел он хорошо, но песни же остались. Понятно, когда его друзья скорбят, но ты-то чего?
А теперь понимаю.
Пиздец как понимаю.
Смерть Честера оставила просто невообразимое чувство. Плевать, что я его не знала. Я любила линков, черт возьми. Я ими заслушивалась. Я мечтала когда-нибудь попасть на их концерт и тоскливо вздыхала, когда они приезжали в Москву, потому что денег не было. Думала, когда-нибудь обязательно скоплю. Скопила...
Странно, когда такие люди уходят. Честер мне запомнился чудовищно сильным человеком с потрясающим голосом. Сильным. И тут - самоубийство. Насколько же это внезапно.
"Раз люди кончают самоубийством, значит, существует нечто, что хуже чем смерть. Поэтому-то и пробирает до костей, когда читаешь о самоубийстве: страшен не тощий труп, болтающийся на оконной решетке, а то, что происходило в сердце за мгновение до этого. "
Возможно, так и лучше, что такие люди уходят внезапно. На пике карьеры, легенды целого поколения, подняв невообразимую шумиху. Их будут помнить долго, очень долго. Как тут не вспомнить Кобейна?
Я только лишь надеюсь, что линки не будут пинать труп и продолжать играть с другим солистом под тем же именем группы. LP должны остаться в нашей памяти такими, какими они были в лучшие свои времена

In the end it doesn't even matter

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Оркестр игры на нервах

главная